ООО "З" (покупатель) отразило в учете исполнение договоров поставки сельхозпродукции с ООО "П", "Л" и "Р", в подтверждение сделок представлены договоры, счета-фактуры и товарные накладные по форме ТОРГ-12.

По результатам выездной проверки ИФНС доначислила НДС, налог на прибыль, пени и штраф, признав сделки формальными. Установлено отсутствие у контрагентов собственных или арендованных основных средств, складских помещений и транспорта, а также зарегистрированной ККТ и лицензий. Сертификаты и декларации соответствия на сельскохозпродукцию не представлены, а документы от имени контрагентов подписаны неустановленными лицами. При этом директор налогоплательщика Б. не смог указать сведений, идентифицирующих физлиц, действовавших от имени контрагентов. 

Суды трех инстанций (дело № А09-6340/2017) признали законным решение налоговой, сославшись на схему по обналичичванию. Так, расчетные счета контрагентов управлялись с одного IP-адреса. Денежные средства, полученные от фирмы, впоследствии возвращались ее директору – перечислялись на расчетный счет ИП Б. с назначением платежа "оплата за транспортные услуги", а затем – на личные счета его или его родственников. 

Суды также учли данные личной электронной переписки Б. Когда инспекция выставила одному из контрагентов требование о представлении документов, с личной почты Б. предположительно в адрес этого контрагента было направлено письмо с заархивированной информацией с названием контрагента, содержащее договоры, спецификации, счета-фактуры, товарные накладные, акт сверки. Позднее эти документы были представлены в налоговую. При этом в ходе осмотра компьютеров налогоплательщика установлено наличие документации контрагентов – спецификаций, счетов-фактур, товарных накладных.

Суды (постановление кассации Ф10-4750/2018 от 23.11.2018) решили, что это указывает на согласованность действий налогоплательщика и его контрагентов, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды путем создания формального документооборота.

Суды обратили внимание, что в отношении директора одного из контрагентов возбуждено уголовное дело по пункту "б" части 2 статьи 172 УК – незаконная банковская деятельность (то есть – обналичка).